chatcher2012 (chatcher2012) wrote,
chatcher2012
chatcher2012

Categories:

От юношеской любви Евтушенко и Ахмадулиной остались такие пронзительные стихи о любви.

ЮНОШЕСКАЯ ЛЮБОВЬ Е. ЕВТУШЕНКО И Б. АХМАДУЛИНОЙ В СТИХАХ.)  ОНИ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПЕРЕЖИВУТ ОБОИХ




Известие о смерти его первой жены, поэтессы Беллы Ахмадулиной, застало знаменитого поэта Евгения Евтушенко в одной из-заграничных

клиник.

"Что я могу сказать?" надломленным старческим голосом ответил он на телефонный звонок журналиста.

- Я совершенно ошеломлен, подавлен, и только то, что я сам нахожусь в предоперационном состоянии, не позволяет мне немедленно

лететь в Москву.

Возможно, в этот момент он вспоминал, как когда-то в юности мчался к Белле через всю Москву с ананасом в руках, отчаянно

надеясь помириться и вернуть ее любовь



Он влюбился в нее заочно - за стихи. В толстом литературном журнале "Октябрь" молодой поэт и выпускник Литературного института Женя

Евтушенко наткнулся на трогательные, по детски целомудренные строчки, среди которых ему больше всего запомнилась одна:

"Голову уронив на рычаг, крепко спит телефонная трубка".


Чтобы посмотреть на таинственную незнакомку, Евтушенко не поленился прийти на собрание ее литературного кружка. Увидев Беллу, он

совсем потерял голову. Это была девушка совершенно нездешней красоты, похожая своими пухлыми губами и раскосыми глазами на

актрис итальянского кино.


Умный Евгений, который был на четыре года старше Беллы, вскоре догадался в чем причина ее незаурядности. В жилах юной поэтессы

было намешено много кровей: отец - татарин, мать - наполовину русская, наполовину итальянка.

"Итальянство твое и татарство угодило под русский наш снег", - написал Евтушенко про Бе



Девушка, сразу запавшая Евгению в душу, как оказалось, выросла в непростой семье, в номенклатурном Третьем Доме Советов, поскольку

отец был высокопоставленным таможенником, мать - переводчицей в КГБ, а бабушка-революционерка в юности даже водила дружбу с

самим Лениным.

Но в середине 50-х, когда Белла и Евгений познакомились, в стране после смерти Сталина уже началась политическая "оттепель". Не

страшно стало рассказывать анекдоты про политиков, в Москве появились ярко одетые стиляги и много талантливых .


Б. Ахмадулина. 1955
Дождь в лицо и ключицы,

и над мачтами гром.

Ты со мной приключился,

Словно шторм с кораблем.



То ли будет, другое...

Я и знать не хочу -

разобьюсь ли о горе,

или в счастье влечу.



Мне и страшно, и весело,

как тому кораблю...



Не жалею, что встретила,

Не боюсь, что люблю.,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Е. Евтушенко. 1956.

Ты большая в любви.

Ты смелая,

Я - робею на каждом шагу.

Я плохого тебе не сделаю,

а хорошего вряд ли смогу.

Все мне кажется

будто бы по лесу

без тропинки ведешь меня ты.

Мы в дремучих цветах до пояса.

Не пойму я,

что за цветы.

Не годятся все прежние навыки.

Я не знаю

что делать и как.

Ты устала.

Ты просишься на руки.

Ты уже у меня на руках.

"Видишь,

небо какое синие?

Слышишь,

птицы какие в лесу?"

Ну, так что же ты?

Ну?

Неси меня!

А куда я тебя понесу?..,,,,,,,,,,,,,


Е. Евтушенко. 1956.
Одно стихотворение, посвященное Белле, Женя написал на листке бумаги и прицепил его к ветке дерева на Цветом бульваре.


Это был счастливый период взаимного обожания. Летом они вдвоем уехали на море, Сухуми, - парочку приютил в своей квартире один из

многочисленных друзей Евтушенко. Влюбленные бродили по южному городу, пили местное вино, закусывая его мягким сулугуни, и не могли

оторваться друг от друга.



Соленые брызги блестят на заборе.

Калитка уже на запоре. И море,

Дымясь и вздымаясь, и дамбы долбя

соленое солнце всосало в себя.



Любимая, спи... Мою душу не мучай,

Уже засыпают и горы и степь,

И пес наш гремучий, лохмато-дремучий

Ложится и лижет соленую цепь.



И море - всем топотом, и ветви - всем ропотом,

и всем своим - опытом пес на цепи,

а я тебе - шепотом, потом - полушепотом,

потом - уже молча: "Любимая, спи..."



Любимая, спи - позабудь. что мы в ссоре.

Представь, просыпаемся. Свежесть во всем.

Мы в сене. Мы сони, И дышит мацони

Откуда-то снизу, из погреба, - в сон.



О,как мне заставить все это представить

тебя недоверу. Любимая, спи...

Во сне улыбайся (все слезы отставить!),

Цветы собирай и гадай. где поставить,

и множество платьев красивых купи.



Бормочется? Видно устала ворочаться?

Ты в сон завернись и окутайся им.

Во сне можно делать все то, что захочется,

все то, что бормочется, если не спим.



Не спать безрассудно и даже подсудно, -

Ведь все, сто подспудно, кричит в глубине,

Глазам твоим трудно. Им так многолюдно.

Под веками легче им будет во сне.



Любимая, спи... Что причина бессонницы?

Ревущее море? Деревьев мольба?

Дурные предчувствия? Чья-то бессовестность?

А может, не чья-то, а просто моя?



Любимая, спи... Ничего не попишешь,

Но знай, что не винен я в этой вине.

Прости меня - слышишь? - люби мня - слышишь? -

Хотя бы во сне, хотя бы во сне!



Любимая, спи... Мы на шаре земном,

свирепо летящем, грозящем взорваться, -

и надо обняться, чтоб вниз не сорваться,

А если сорваться - сорваться вдвоем.



Любимая, спи... Ты обид не копи,

Пусть соники тихо в глаза заселяются,

Так тяжко на шаре земном засыпается,

и все-таки, - слышишь, любимая? - спи...



И море - всем топотом, и ветви - всем ропотом,

И всем своим опытом пес на цепи,

а я тебе шепотом, потом - полушепотом,

Потом уже молча: " Любимая, спи.,,,






Они поженились в 1957 году и зажили, судя по всему богемной жизнью: застолья на кухне с друзьями, стихи, споры об искусстве до утра...,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Е. Евтушенко. 1957.

Нет, мне нив чем не надо половины!

Мне - дай все небо! Землю всю положь!

Моря и реки,горные лавины

Мои - не соглашаюсь на дележ!



Нет, жизнь, меня ты не заластишь честью.

Все полностью! Мне это по плечу!

Я не хочу ни половины счастья,

Ни половины горя не хочу!



Хочу лишь половину той подушки,

Где, бережно прижатое к щеке,

Беспомощной звездой, звездой падучей

Кольцо мерцает на твоей руке.



Когда, по словам Евтушенко, он первый раз явился домой глубоко за полночь, его молодая жена не показала обиды, а радостно бросилась

навстречу и накормила ужином. Во второй раз она встретила его равнодушным видом в постели с книжкой в руках и бигуди на голове



Много слов говорил умудренных,

много глади тебя по плечу,

а ты плакала. словно ребенок,

что тебя полюбить не хочу.



И рванулась ты к ливню и к ветру,

как остаться тебя ни просил.

Черный зонт то тянул тебя кверху,

То, захлопавши, вбок относил.



И как будто оно опустело,

погруженное в забытье,

Это детское тонкое тело,

Это хрупкое тело твое.



И кричали вокруг водостоки,

словно криком кричал белый свет:

"Мы жестоки, жестоки, жестоки,

и за это пощады нам нет".



Все жестоко - и крыши, и стены,

и над городом неспроста

телевизорные антенны,

как распятия без Христа,,,,,,,,,,,,,,,


Б.Ахмадулина. 1957.

Я думала, что ты мой враг,

что ты беда моя тяжелая,

а вышло так: ты просто враль,

и вся игра твоя - дешевая.



На площади Манежная

бросал монетку в снег.

Загадывал монета

люблю я или нет.



И шарфом ноги мне обматывал

там, в Александровском саду,

и руки грел, а все обманывал,

все думал, что и я солгу.



Кружилось надо мной вранье,

похожее на воронье.



Но вот в последний раз прощаешься.

В глазах ни сине, ни черно.

О, проживешь, не опечалишься,

а мне и вовсе ничего.



Но как же все напрасно,

но как же все нелепо!

Тебе идти направо,

Мне идти налево.

.

Б Ахмадулина.1958.

Жилось мне весело и шибко.

Ты шел в заснеженном плаще,

и вдруг зеленый ветер шипра

вздымал косынку на плече.

А был ты мне ни друг, ни недруг.

Но вот бревно. Под ним река.

В реке, в ее ноябрьских недрах,

займется пламенем рука.



"А глубоко?" - "Попробуй смерей!" -

Смеюсь, зубами лист беру

И говорю: - "Ты парень смелый! -

Пройдись по этому бревну!"



Ого - тревоги выраженье

в твоей руке. Дрожит рука.

Ресниц густое ворошенье

над замиранием зрачка.



А я иду (сначала боком), -

о, поскорей бы, поскорей! -

над темным холодом, над бойким

озябшим ходом пескарей,



А ты проходишь по перрону,

закрыв лицо воротником,

и тлеющую папиросу

в снегу кончаешь каблуком.



Б Ахмадулина.1958.,,,,,,,Погруженный в себя, Евгений остался в стороне, когда Белла в 1959 году вылетела из института за то, что отказалась подписать

разоблачительное письмо против поэта Бориса Пастернака, автора антисоветского романа "Доктор Живаго", за который ему дали

Нобелевскую премию.



Правда, через некоторое время Беллу в институте восстановили, и в 1960 году она защитила диплом,но муж в самый трудный момент не

оказал ей поддержки. Боле того, когда Евгений засобирался на несколько месяцев в командировку по Сибири, Белла очень просилась с

ним, но он не взял.


Б Ахмадулина. 1958.

Не уделяй мне много времени,

Вопросов мне не задавай.

Глазами добрыми и верными

Руки моей не задевай.



Не проходи весной по лужицам,

По следу следа моего.

Я знаю - снова не получится

Из этой встречи ничего.



Ты думаешь. что я из гордости

Хожу, с тобою не дружу?

Я не из гордости - из горести

так прямо голову держу.
Tags: chatcher2012
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments